Контактные телефоны
г. Екатеринбург:
Электронная почта: greta-pes@mail.ru

Рептилий обижать нельзя

«Пресмыкающиеся не прощают обид. Они пугаются. Когда животное испытывает страх, то оно либо убегает, зажимается в угол, либо нападает, защищая себя», ?считает основатель первой на Урале крокодиловой фермы Евгений Чащин.

Каждое живое существо ? есть отражение того, что мы называем природой. Зверь находится в «подчинении» у природы. В плену базовых инстинктов, в число которых входит и страх. Животное и страх ? опасная «смесь», неминуемо порождающая агрессию, прямое выражение которой ? нападение или угроза нападения. Непосредственно на того, кто имел неосторожность стать источником этого страха. Таким образом, в основе любого конфликта между животным и человеком лежит неправильное по каким-либо показателям поведение последнего. Именно человек является «строителем» фундамента адекватных взаимоотношений со зверем, а не наоборот.

«Обнаженная» сущность натуры крокодила ? идеальная иллюстрация к аксиоме о природном начале зверя.

Крокодил ? одно из самых древних, могучих, прекрасных и одновременно с этим пугающих существ на земле. Противоречивое «явление» мира природы, сочетающее в себе животное и духовное начало, силу и беззащитность, агрессию и ранимость.

Крокодил ? уникальное животное, которое одним только своим существованием породило целый культ. Доподлинно известно, что во многих странах мира крокодил по сей день остается в статусе «небожителя», рожденного летать, но в силу своей «миссии» призванного на эту землю, чтобы ползать. И очаровывать своей зубастой улыбкой или же пугать нарочито мрачным видом.

В нашей беседе Евгений Чащин, специалист по рептилиям и экзотическим животным, рассказал о том, как появилась его крокодиловая ферма, а также поделился секретами по уходу за рептилиями в домашних условиях.

Даже с грозным хищником можно договориться. Без фанатизма. Без бравады. Без лишних движений. В рамках. Ни в коем случае нельзя проявлять агрессии. Я против физического вмешательства. Понятное дело, газеткой ты крокодила не ударишь, а что-то другое – неприемлемо. Наказать крокодила – значит испугать его.

Мы привыкаем к животным, они привыкают к нам. Мы изучаем их повадки, особенности. Накапливаем опыт – плохой или хороший. Чем больше база, тем больше знаний. Тем больше шансов на то, чтобы найти общий язык с животным. Они в свою очередь присматриваются к нам. Получается обоюдный процесс «притирки». Зарождается привязанность. Если относиться к животному с любовью, проявлять заботу о нем, оно ответит. Именно внимание в купе с «чемоданом знаний» и соответствующими условиями содержания – есть залог успешной коммуникации с любым животным. Даже самым страшным с виду.

На Урале наша ферма единственная. Ей нет аналогов. В России достаточно мало тех, кто серьезно занимается рептилиями, в частности крокодилами. В основном специалисты этого профиля «обитают» там, где есть с кем работать – в Краснодарском крае. Именно здесь сконцентрировано самое большое число экзотических животных по России. Многие из тех, кто живет на ферме сейчас, попали ко мне оттуда. Когда я только создавал ферму, я опирался на наработки таких гуру в области экзотических животных как – Стив Ирвинг и Боб Кларк. Я суммировал свой опыт, опыт своих западных и отечественных коллег, и на основании этого попытался воплотить в жизнь нечто необычное для уральского зрителя – настоящую крокодиловую ферму. Уникальное место, условия содержания которого практически с точностью воспроизводят природную обстановку обитания рептилий.

«Тебе нужен тигровый питон? Вот тебе книжки», – сказал мне отец, когда я впервые попросил родителей купить мне тигрового питона. С детства мне нравились змеи. А после того, как я впервые посмотрел «Маугли» - мультфильм по роману Редьярда Киплинга «Книга Джунглей» - я укрепился в своем решении заниматься рептилиями. Мудрый Каа окончательно меня покорил. Поэтому я честно изучил все имеющиеся дома материалы по змеям, поскольку понимал всю степень ответственности, которая отныне ложилась на мои плечи. Так началась моя история. Так появилась Анжела.

Анжела была у меня первой. Сейчас ей уже 15 лет, ее длина - 5, 5 метров. Тогда – в «лихие 90-ые» - в Екатеринбурге невозможно было купить тигрового питона, другое дело – Москва. Там можно было найти все: от змеи до автомата. Смутные времена. Сейчас все иначе. Рынок животных перестал быть «черным». Там же в Москве на птичьем рынке ко мне попал и Гена. Крокодил со своей удивительной «историей».

Гену меня попросил купить друг. Тогда он еще не был Геной, я же на тот момент еще не был достаточно опытным специалистом в области рептилий. Моя поездка в Москву с целью найти тигрового питона для себя и крокодилового каймана для друга - обернулась полной неожиданностью для нас обоих. Декоративные крокодилы на то время были достаточно большой редкостью, и продавались только у одного человека. К нему-то я и отправился. «Добрый» дядя убедил меня в том, что его «подопечные» не вырастут до больших размеров, максимум – 1-1,5 метров в длину и то к тридцати годам. Я поверил. Но маленький крокодильчик, на момент покупки Гена не превышал и 22 см., внезапно стал расти.

В маленьком Гене мы постепенно начали узнавать нильского крокодила. К полугоду длина нашего Геннадия уже составляла порядка 50 см. Появились явные признаки того, что вовсе это и не крокодиловый кайман, а настоящий Crocodylus niloticus – второй по величине крокодил в мире после гребнистого. Через три года мой друг был вынужден отдать мне Гену. Животное еще больше увеличилось в размерах. Стало проявлять агрессию. Продолжать держать его в квартире уже не представлялось возможным. Не было условий.

Заниматься рептилиями – достаточно трудоемкий процесс. Люди, которые берут на себя такого рода ответственность, должны понимать, что и как они делают. С этой точки зрения, кошку держать гораздо проще, нежели пресмыкающееся. В случае с рептилией необходимы специальная температура, определенный световой режим и «культура» кормления. Животное, вынужденное жить в неподобающих условиях, обречено на смерть. Очень важен момент социализации. На примере змей. Животные во втором поколении, рожденные в искусственной среде, уже адаптированы к людям. Первое же поколение, так называемые «природники», крайне опасны. И если первых можно брать в руки, они спокойны, несмотря на остаточные первичные инстинкты, то с «природниками» Вы имеете все шансы нарваться. По меньшей мере, на укус. Тоже самое и с крокодилами.

Гена не всегда был адекватен к людям. И однажды у нас случился «мужской разговор». Я был вынужден показать, кто главный в стае. Не прибегая к грубой физической силе. Все происходило в квартире. Я поймал упирающегося крокодила, завязал ему полотенцем пасть и связал лапки. Затем завернул в одеяло, чтобы не распутался. Получилась обиженно сопящая «сосиска». И так оставил лежать в комнате. Пока он был в таком положении, я просто жил своей жизнью, и одновременно с этим проводил воспитательную беседу. «Веди себя прилично, я же тебя не обижаю», - говорил я замотанному в одеяло крокодилу, если он начинал на меня шипеть. Если не повышать голоса, говорить спокойно, то животное понимает. Даже если и не смысл самих слов, то, по крайней мере, интонация считается им безошибочно. Вся «трудотерапия» заняла у меня порядка трех недель. На протяжении этого времени я его не кормил. В этом нет ничего страшного, крокодилы могут обходиться без еды – и один, и два, и три месяца. В зависимости от размера животного. В отличие от взрослой особи голодовать малька не имеет смысла. Через неделю я развязал его, поместил лапки в ванную. Попоил, чтобы не было обезвоживания, и обратно замотал в одеяло. По прошествии всего срока заточения «пленник» был выпущен мною на волю. По квартире вновь стал раздаваться веселый топоток Гениных лапок. Характер Гены начал стремительно меняться. Через полгода я мог спокойно доставать его из воды. До эксперимента Гена не был столь примерен. В начале мне приходилось закидывать на глаза тряпку, затем прыгать сверху, при этом рядом должен был быть еще кто-то, чтобы держать животному пасть. Сейчас я уже могу брать Гену к себе на колени. Но то, что позволено мне, вряд ли будет позволено кому-то еще.

У меня есть помощник Дмитрий, которого я обучаю общению с животными. Однажды я наблюдал такую картину. Дмитрий заходит к Гене в вольер. Проходит метр от двери. Навстречу ему несется радостный крокодил. От Дмитрия остаются одни только тапочки. Не буквально, но с тех пор один он к нему не ходит. Это к вопросу о том, какой Гена «белый и пушистый». Да, Гена ведет себя достаточно неагрессивно, он социален. Но здесь есть существенный момент: таким он бывает, когда рядом находится его хозяин, то есть я. В противном случае, попробуйте самостоятельно войти к Гене, и опишите свои эмоции. Существует негласный закон. Когда в непосредственной близости от крокодила появляется чужой, и рядом нет меня, у животного автоматически включается «любопытство». А это самая непредсказуемая «кнопка» в мире.

Коллекция моя постепенно разрасталась. Обо мне узнали. Ко мне стали «стекались» экзотические животные отовсюду. Чаще всего, это были животные – брошенные людьми за ненадобностью, и требующие довольно таки серьезного «вмешательства» с моей стороны в плане лечения. Одной из таких моих «пациенток» стала крокодилица Белла. Ее подобрали мои знакомые после того, как местный фотограф решил избавиться от животного в конце сезона. Белла была в убитом состоянии, ей требовалась немедленная медицинская помощь. У нее был недостаток кальция в организме. Верхняя челюсть крокодилицы была недоразвита, размер ее не соответствовал развитию животного, на это указывали также и торчащие в бок зубы. Все это явственно говорило о том, что в детстве – в момент формирования - она серьезно недополучала. Чтобы привести животное в чувство мне потребовались витамины, минералы и ультрафиолетовое облучение. Больше пяти лет занял один только процесс восстановления. Сегодня, можно сказать, Белла практически «в форме», о чем свидетельствует здоровое потомство. Малыши, как и их мама, благополучно обитают на ферме.

Я очень благодарен своему учителю Леониду Селезневу. Возможно, без него ничего и не было бы. Он действительно многому меня научил. Преподал самые азы своего мастерства. Полтора года назад его не стало. Рак. У Леонида было восемь укусов экзотических змей. Вполне возможно, что этот факт также мог поспособствовать развитию заболевания, поскольку область эта еще недостаточно изучена, исследования продолжаются. Эта история еще раз подчеркивает то, что рептилия дома – это не только ответственность, но еще и достаточно большой риск. Даже для того, кто на этом «собаку съел».

Все, что есть в природе – неслучайно. Однако играть с ней стоит лишь тогда, когда хорошо изучены правила. В противном случае - игра едва ли стоит свеч.

© Кристина Кузьминчук

Задать вопрос
Спасибо за обращение, наши специалисты с вами свяжутся